АЛЕКСАНДР МАКЕДОНСКИЙ

ПОСЛЕСЛОВИЕ

О Александре Великом написано уже немало сочинений, и все только в превосходной степени.

И не важно, что его поход не принёс ничего хорошего ни его фалангистам, доведённых изнурительными походами до открытого неповиновения и сгинувших на необъятных азиатских просторах, ни самому Александру, не дожившего даже до своего тридцатитрёхлетия.

По разным версиям он умер то ли от болезни, то ли от злоупотребления алкоголем, а может быть и другими наркотическими средствами, но, скорее всего, был отравлен своими же генералами, не желавших отправляться в новый поход и не сумевших убедить Александра наконец то остановиться.

Вот здесь то и начинается тайна его захоронения, не раскрытая и по сей день.

Древний Египет был, пожалуй, единственной страной, где Александра чествовали как освободителя: Египет до этого был провинцией Персидского царства, и достался Александру, после разгрома персов в Финикии, практически без сопротивления.

Полководец наслаждался отдыхом в Египте, общаясь с местными жрецами, посещал храмы, гробницы фараонов, Великие пирамиды и обелиски.

Здесь и пришла ему, полностью гармонирующая с его стремлением к безграничной власти и непомерным тщеславием, идея быть не просто великим завоевателем, что в сознании греков, одним их которых и стремился быть македонянин в начале своего жизненного пути, означало, всё таки, быть первым среди равных, но, никак не меньшим, чем живым Богом на земле.

Причём абсолютно на законном основании, если здесь будет уместно это выражение.

Ведь любой фараон после восшествия на престол тут же объявлялся сыном Бога, а значит то же Богом.

Причём венчание Александра на престол было обоюдовыгодным событием: египтяне получали в лице Александра могущественного покровителя, способного как действенно защитить от врагов, так и облагодетельствовать многочисленными привилегиями.

Его небесным отцом был выбран Амон, уже в период Нового царства (ок. 1550 до Р.Х.), признанный верховным все египетским богом, «царём всех богов», культ обретает общегосударственное значение.

Вполне логично при этом, что «царь всех царей», каким видел себя полководец, должен иметь и приличествующее его положению отца: «царя всех богов».

Иметь отцом Филиппа, известного, пожалуй, только в эллинском мире да, по слухам, к тому же погибшего при не вполне выясненной причастности к этому инциденту сына, к этому периоду времени просто не соотвествовало положению Александра.

Александр должен был позаботиться о великом будущем.

К тому же, для ведения будущих войн, Александр должен был обеспечить своих солдат продовольствием, поэтому остро нуждался в египетском зерне, а для его доставки на восточный берег средиземного моря ему был необходим порт - будущая Александрия.

Самому Египту отводилась роль тихой провинции на краю тогдашней ойкумены, защищённой своей удалённостью от перипетий судьбы, призванной быть житницей будущей империи, способной накормить весь эллинский мир.

Широкую известность получила крылатая фраза поэта - сатирика Ювенала «panem et circenses“, что значит «хлеба и зрелищ», но мало кто задумывался, что практически весь хлеб да и большая часть зрелищ в Римской Империи оплачивалась обираемыми заморскими оккупантами египетскими крестьянами.

Как пишет летописец иудейской воины Иосиф Флавий в своей одноимённой книге, Египет в период римского господства за один день платил столько налогов, сколько провинция Иудея за целый год, а сверх того поставлял ещё и зерно, предназначенного для бесплатной раздачи 250 дня в году малоимущим жителям Рима.

С богатством Египта, видимо, связан и другой эпизод античной римской истории.

Участник второго римского триумвирата Марк Антоний, соблазнившись сказочным богатством Александрии, неосмотрительно оставил Рим своему коллеге, будущему императору Октавиану Августу, который, сконцентрировав в своих руках всю полноту власти, вернул под свой контроль и Египет, предусмотрительно уничтожил Цезариона и Антония, а Клеопатра, зная, какую ненависть испытывают к ней римляне, сама предпочла уйти из жизни.

Своим успехом город Александрия был обязан исключительно своему географическому положению в дельте Нила.

Дело в том, что в древнем Египте практически отсутствовали сухопутные дороги.

Люди и товары перемешались исключительно по воде.

Даже фараон вместо привычной европейцам выездной кареты пользовался золотой баркой.

Поэтому всё выращенное зерно достаточно было только погрузить на лодки и с минимум прилагаемых усилий ждать пока течение реки доставит груз к берегу моря.

Александр сумел завоевать огромную территорию, но нигде не мог чувствовать себя как дома.

Его родная Македония существовала всего несколько поколений, старая добрая Греция была им же уничтожена.

Пропал сам дух «демократии», осталась только внешняя оболочка, города-государства были объединены в унитарное государство, где граждане уже ничего не решали.

Поэтому не случайно верный генерал Птолемей I Сотер оказался на посту наместника Египта, а, Александрия стала местом погребения императора.

У Птолемея был предшественник Клеомен, но тот был назначен Александром на должность сатрапа, скорее всего, временно, потому что при жизни полководец хотел иметь верного Птолемея всегда рядом с собой.

Александр сам же и построил , практически на пустом месте, этот город, где уже было предусмотрено и место его вечного успокоения, но об этом чуть позже.

Самыми известными постройки Александрии были, без сомнения, Библиотека, или точнее Музеон, в котором, помимо библиотеки, находилась ещё и гимназия с учебным и гимнастическим залами и Фарос, гигантская башня, которую называют ещё маяком, построенная на одноимённом острове.

По разным данным строительство Фароса было закончено в период между 290 и 280 годами до н.э., а это значит, что практически сразу же после прихода к власти в 323 до н.э. Птоломей должен был начать строительство башни.

Если учесть, что Египет в это время вёл активные, хотя и малоуспешные войны по всему восточному Средиземноморью а сам город был основан только за десять лет до воцарения Птолемея и вряд ли был окончательно достроен, то Фарос был, несомненно, самым значительным сооружением города, настолько важным, что на его строительство уходили и средства, предназначенные на военные нужды.

В римских источниках Фарос часто именовался Turris Pharia, что означает просто башня, цитадель на острове Фарос.

Но строить оборонительную башню высотой от 115 до 150 метров не было никакой надобности.

Впрочем как и в целях наблюдения за приближением вражеского флота.

Основным военным судном в античные времена была вёсельная галера, оснащённая вспомогательным парусом, способная к кратковременной, не более часа, скорости около 10 км. в час или не более 3-5 км. в час при длительных переходах.

Даже с башни высотой всего 10-20 метров можно было разглядеть в открытом море вражеский флот за 2-3 часа до его подхода и полностью подготовиться к отражению атаки.

Более того, главную опасность для Александрии представляли другие македонские государства, вторжение которых ожидалось, скорее, со стороны Синая, но ни как не с моря.

На это указывает и совсем не защищённый молом проход в гавань, что позволило бы вражеским судам проникнуть в порт, протаранив на полной скорости боновые заграждения.

Как утверждают многие исследователи башня использовалась исключительно как маяк, поэтому во многих языках слово Фарос и производные от него означают либо маяк, либо источник света, как, например, слово фара в русском языке.

Вот только кому Фарос мог указывать путь в ночном море не совсем ясно, ведь, как правило, ночью в античную эпоху, мореплаватели предпочитали оставаться... на берегу.

Достаточно вспомнить широко известные древнегреческие эпосы, такие как «Аргонавты» и «Одиссея», герои которых попадают в различные, чаще неприятные и опасные приключения, вынужденные в очередной раз пристать на ночь к незнакомому берегу.

Путешественники предпочитали пристать к потенциально опасному берегу, который мог скрывать враждебных туземцев, кровожадных зверей или коварных богов, практически верной гибели или потери судна, плывя в кромешной тьме в незнакомых водах.

Кто плавал в сумерках знает, что в таких условиях вовремя заметить плавающее препятствие, риф или даже приближающийся берег практически невозможно.

В описываемое мной время мореплаватели не были уже первооткрывателями.

Средиземное море было уже довольно хорошо изучено, но навигация в тёмное время суток не стала от этого безопасней.

Ведь если Александрийская башня и была маяком, то первым, а значит какое то время, и единственным.

Видимо по этой причине навигация с помощью звёзд тоже не получила большого распространения в эллинском мире, так как большинство названий звёзд, за исключением нескольких самых крупных и заметных, пришли в Европу из арабского языка.

Там, в отличии от Европы, вначале караванщики, избегая палящих лучей солнца, были вынужденны передвигаться ночью, а затем мореплаватели, преодолевая большие расстояния между Оманским заливом и Индией, успешно переняли их опыт ориентироваться по звёздам.

Нельзя забывать также и о пиратах.

Средиземноморье славилось своими рыбными богатствами, поэтому все бухты, где можно было отыскать пресную воду, были издревле заселены рыбаками.

Умелый рыбак всегда мог прокормить здесь свою семью, но рыба это хлеб бедноты, и разбогатеть на её продаже было практически невозможно.

Ограбить же торговое судно, управляемое небольшой командой, не представляло большого труда, но могло принести деревенской бедноте баснословные барыши.

Городские власти время от времени предпринимали, конечно, карательные экспедиции, но пропажу судна ночью можно было всегда выдать за несчастный случай.

А нехитрый инвентарь: лодка, багор или острога, находящиеся всегда под рукой могли быть одинаково полезны как рыбаку, так и разбойнику.

Купцы же рисковали очень многим: часто и ладья и груз были куплены в кредит и их потеря грозила полным разорением или даже рабством не только мореплавателю, но и его семье.

Достаточно вспомнить историю тверского купца Афанасия Никитина, открывшего русскому миру Индию.

После потери груза он, во избежании рабства и позора, вынужден был бежать в Аравию.

Что бы избежать всех этих злоключений купцу достаточно было плыть только днём, продлив своё плавание на 1-2 недели.

Согласно легенде архитектор оставил на башне надпись, дошедшую в работах античных историков до наших дней:

ΣΟΣΤΡΑΤΟΣ ΔΕΞΙΦΑΝΟΥ ΚΝΙΔΙΟΣ

ΤΟΙΣ ΘΕΟΙΣ ΣΩΤΕΡΣΙΝ

ΥΠΕΡ ΤΩΝ ΠΛΩΙΖΟΜΕΝΩΝ

Существует несколько переводов надписи, одно из них:

СОСТРАТ СЫН ДЕКСТИФНА ИЗ КНИДЫ

БОГАМ-СПАСИТЕЛЯМ

РАДИ МОРЕПЛАВАТЕЛЕЙ

Первая строка в объяснении не нуждается, здесь архитектор увековечил своё имя.

Следующие строки однозначно указывают, что башня построена в честь богов, которые должны были помогать (спасать) мореплавателям в трудную минуту.

Как видим, ни о каком маяке, и даже просто об огне речи не идёт.

Многие исследователи предполагают, что богами здесь архитектор называет чету Птолемеев, что, на мой взгляд, очень сомнительно.

Ни в эллинской ни, тем более, египетской традициях жёны правителей не играли, за редким исключением, какой либо заметной роли в обществе, а о жене, или точнее, жёнах Птолемея I в истории сохранились только отрывочные сведения.

Богами здесь, скорее всего, автор называет отцов - основателей эллинистического Египта: действующий царь Птолемей I и его легендарный предшественник Александр Великий.

Существует предположение, что прозвище Сотер, что значит Спаситель, Птолемей получил, когда спас, в одном из боёв, Александра.

Сам этот факт Птолемей категорически отрицал, что свидетельствует о его исключительной честности и порядочности.

В противном случае в его положении ему не составило бы большого труда присвоить и многие подвиги самого Александра.

В дальнейшем это прозвище перешло и к его наследникам.

Такие же прозвища носили и другие диадохи, что свидетельствует об Александре как первоисточнике этой традиции и широком распространении культа фараона, а также других религиозных традиций Египта далеко за его пределы.

Сатрап Египта никогда не забывал, что на пути к власти ему пришлось уничтожить своего предшественника Клеомена, временного ставленника Александра, и узаконить её в глазах александрийцев могла только опора на непререкаемый авторитет полководца, божественное происхождение власти, которого и необходимо было всячески превозносить.

Как я уже писал, во время посещения Египта Александр назначил себя фараоном, беседовал со жрецами, скорее всего посетил и самую большую пирамиду: Хеопса-Хуфу.

По оценкам археологов её высота могла достигать 146 метрам.

Александр Великий считал себя, как минимум, не менее значительным, чем Хеопс, и его усыпальница должна быть, соответственно, никак не ниже этой пирамиды.

Отсюда, думаю, и гигантские размеры башни.

Во время пребывания в Египте полководцу должна была придти одна очевидная мысль: каким бы великим человеком он не был, всегда найдётся другой ещё более великий, который, в лучшем случае из любопытства, доберётся и до его останков.

Предвидя это царь Шумера Гильгамеш повелел захоронить себя на дне реки Евфрат, а место погребения царя монголов Чингисхана до сих пор остаётся загадкой: по одной из легенд он был захоронен тоже на дне реки, по другой где то в тувинских горах.

Захоронение Александра Македонского тоже покрыто завесой тайны.

Существует ни чем не подтверждённая легенда о том, что Цезарь посетил мавзолей Императора во время своего пребывания в Египте, после чего следы останков Александра теряются.

Можно предположить, что Фарос стал надгробным памятником Александра Македонского, под которым он был похоронен на неизвлекаемость.

Это было бы полностью в его стиле: быть погребённым под самым величественным сооружением эпохи, находиться на виду всего города и быть при этом абсолютно недоступным.

Для того, что бы подобраться к могиле, грабители должны были аккуратно разобрать всю башню, что практически невыполнимо.

Просто её разрушить было бы недостаточно: саркофаг остался бы погребённым под обломками башни.

Как я уже писал в другом месте, помимо храмов в древнем Египте строились и другие сакральные объекты: пирамиды и обелиски.

Внутри каждой из пирамид предусматривалось место для усыпальницы Усира - Осириса, поэтому они и строились такими объёмными.

Бог Амон-Ра, в отличии от Усира был вечно живым богом, а значит и усыпальница ему была не нужна, поэтому обелиски изготовлялись такими стройными.

Но всё же между пирамидами и обелисками было и много общего: квадратное основание, все сакральные объекты изготовлялись из «вечного» гранита и только малозначительные фрагменты из известняка, а то и песчаника, оба венчались пирамидоном - маленькой пирамидкой, а главное: пирамидон покрывался бронзовыми, возможно, позолоченными листам, отчего их вершины сверкали в лучах солнца.

Не будем забывать, что Александр объявил себя сыном и преемником Амона-Ра и его «пирамида» должна быть не только видна из всех точек им же сотворённого города, но и, благодаря своей высоте гореть, хотя и отражённым светом, задолго до восхода и продолжительное время уже после захода самого солнца, как звезда на небосклоне.

Не думаю, что для этой цели на вершине Фароса была установлена металлическая статуя самого полководца.

Подъём цельнометаллической фигуры мог стать очень большой проблемой для строителей, изготовленная же по принятой тогда и применяемой до сих пор технологии, когда на металлический каркас навешиваются металлические же пластины, получилась бы, учитывая зимние шторма, хрупкой и, в конечном счёте, крайне недолговечной.

В это технике, называемой хрисоэлефантинной, была изготовлена за 200 лет до Фароса знаменитая статуя Зевса в Олимпии, отнесённая к семи чудесам света, и, хоть и находилась под защитой храма, по понятным причинам, не сохранившаяся.

Поэтому и здесь, скорее всего, вершина башни была просто обшита бронзовыми листами.

Интересно и само происхождение названия башни и одноимённого острова, на котором она была возведена - Фарос, или Φαρός в греческом написании.

В современном греческом, да и во многих языках мира, слово Фарос означает либо «маяк», либо, как в русском «фара», источник света.

Любопытно, но в самом греческом языке оно практически не имеет однокоренных слов, стоит от всех особняком и было, скорее всего, заимствовано из египетского.

По написанию и звучанию оно определённо схоже с другим, пожалуй, самым известным заимствованием из египетского- «фараон», или Φαραώ.

Следует также напомнить: Греция страна морская, в составе её территории находится большое количество островов.

Все очень большие острова названы, возможно, ещё до заселения их греками и имеют оригинальные названия.

Большое же количество мелких островов имеют названия оканчивающиеся на «-ос», или -ος на греческом, например наиболее известные из них: Лесбос или Родос.

На мой взгляд александрийцы просто присоединили к слову φαραώ окончание ος, объединив их в φαρ(αώ)ος, а за одно опустив из него, как это и принято в греческом языке, рядом стоящие гласные α и ώ, тем более, что ω и ο отличались только долготой произношения.

Был ли первоначально так названа башня или скала, на которой она была установлена, или первоначально так был назван остров, сейчас определить невозможно, тем более что со времени появления греков на египетском побережье, а значит и знакомством с островом и до начала строительства Фароса прошло всего несколько десятков лет.

Существует несколько версий карт города Александрии, к сожалению все они существенно различаются.

Так до сих пор точно не установлено, например, место нахождения знаменитой александрийской Библиотеки.

Согласно одним источникам она располагалась на стыке дворцового, Брухис и иудейского кварталов. ( для увеличения рисунка кликните по нему)

Квартал Брухис, его называли ещё греческим, находился в самом центре города и состоял из дорогих вилл богатых горожан вдоль берега моря и складских построек в глубине города.

Хорошо известно, что библиотека не стояла особняком, а органически входила в состав Музеона, вместе с залами для занятий науками, гимнастикой (отсюда и происходит название гимназия), а также помещения для проживания и приёма пищи.

Не думаю, что такое шумное соседство могло устроить обитателей прибрежных вилл и дворцов.

Ещё меньше близость гимназистов могла радовать жителей иудейского квартала: в отличии от греческой школы здесь было принято зубрить священные тексты наизусть, а физические упражнения не поощрялись.

Лучше всего для Музеона подходит место в западной части города между кварталами Брухис и Ракотис.

Здесь же, ближе к берегу моря, находился и общественный центр города, который образовывали обязательный для всех восточных городов Эмпорион - обширный рынок с крытыми торговыми лавками и проходными галереями и городской театр, служащие не только торговыми и развлекательными центрами, но и местами общения горожан, а также городская верфь, где изготавливали и ремонтировали грузовые суда.

В этой живой и шумной части города дворцы и виллы однозначно чувствовали бы себя неуютно, а вот гимназия была бы здесь явно на своём месте.

Как утверждают итальянские архитекторы Джулио Мальи (Giulio Magli) и Луиза Ферро (Luisa Ferro) улицы Александрии были расположены по направлению движения солнца и в дни рождения полководца, а он родился 20 июня 356 года по Юлианскому календарю, оно восходило в проёме Солнечных ворот городской стены.

Логично было бы предположить, что в плане города могли быть сокрыты и другие замыслы Александра Македонского.

Эллины были большими почитателями математики и геометрии; согласно легенде Архимед, рождённый, кстати, в рассматриваемое нами время, был убит в Сиракузах римским солдатом только потому, что не пожелал отвлечься от решения одной интересной для него задачи.

Жизнь города определялась не только покровительством фараона, но также работой властей и учёных, символически материализованные зданиями дворца и библиотеки.

А над ними и городом в целом возвышалась обелиск-башня основателя города.

Поэтому на плане, если эти главные строения города соединить линиями, они образуют равносторонний треугольник, отображая, таким образом, равнозначность и важность составляющих его углов.

Очень интересны и расположение оснований медиан на всех его сторонах.

Медиана D-d, исходящая от царского дворца заканчивается во внутренней гавани.

Именно сюда приходили все суда Египта с грузом зерна, которое, как я писал уже выше, было основой благосостояния всего города, а значит и основой власти фараона.

Медиана B-b, берущая своё начало от библиотеки, указывает на внешнюю гавань, через которую александрийские учёные обменивались знаниями с остальным миром, откуда в город попадали как заморские учёные так и новые поступления в прославленную библиотеку.

И, наконец, медиана F-A, идущая от самого главного здания города - Форса, заканчивается в престижном квартале в окружении вилл богатейших граждан Александрии, единственно приличествующее место для мавзолея основателю этого города.

Не совсем понятно, чьи останки мог осматривать и даже подержать в руках Юлий Цезарь, посетивший в своё время Александрию, но вряд ли это была мумия самого А. Македонского.

Заслуживают упоминания и другие замечательные архитектурные памятники, относящиеся, правда, уже к эпохе правления Клеопатры.

Несмотря на неточность имеющейся в моём распоряжении карты сразу же бросаются в глаза два обелиска, установленные царицей практически в точке А на прямой линии между башней и предполагаемым мавзолеем.

Вызывает удивление и местонахождение выстроенного Марком Антонием дворца Тимонион в подозрительной близости от точки пересечения медиан.

Считается, что до Александрии на этом месте уже стоял египетский город под названием Ракотис, от него и осталось названия квартала.

Появляются даже сообщения, что Ракотис по своим размерам и значению мог бы поспорить с самой Александрией, в чём, правда, можно усомниться.

Росту Александрии способствовала, с одной стороны, концентрация неимоверных богатств, награбленных в бесконечных войнах вначале самим Македонским, а затем и Птолемеем.

С другой стороны город - паразит эксплуатировал природные богатства целого региона, продавал зерно на всех рынках восточного Средиземноморья.

При этом александрийские купцы везде чувствовали себя как дома, поскольку греческий тогда был языком международного общения.

Одним их основных столпов благосостояния города был нильский канал, по которому доставлялись грузы с верхнего Нила.

Но его строительство, в свою очередь, требовало больших финансовых и организаторских усилий, которые не мог себе позволить Египет, находящийся уже длительное время то в состоянии экономического и социального кризиса, то под внешним управлением иноземных завоевателей.

Более того, без канала большой город невозможно было обеспечить в достаточном количестве и пресной водой, а русло Нила находилось на значительном отдалении, в 25 километрах от него.

контакт